MAIeKky-3AQ

Дело «мажора» Калиновского или почему обвиняемый отделается легким испугом

Экс-пасынку бизнесмена Дмитрия Фирташа Сергею Калиновскому, совершившему резонансное ДТП в 2007 году, сообщили о подозрении в окончательной редакции по признакам ч. 3 ст. 286 и ч. 2 ст. 345 Уголовного кодекса Украины. Об этом бодро отрапортовала пресс-служба Национальной полиции 19 января.

«18 января 2016 г. Калиновскому сообщили о подозрении в окончательной редакции по ч. 3 ст. 286 (Нарушение правил безопасности дорожного движения или эксплуатации транспорта лицом, управляющим транспортным средством, если они повлекли гибель нескольких лиц), ч. 2 ст. 345 УК Украины (Умышленное причинение работнику правоохранительного органа или его близким родственникам побоев, легких или средней тяжести телесных повреждений в связи с выполнением этим работником служебных обязанностей)», — сказано в сообщении. Также сообщается, что вину в инкриминируемых преступлениях Калиновский не признал.

То, что Калиновский вину не признал – не удивительно. Для автора этого материала будет не удивительным и то, что в итоге суд еще и переквалифицирует окончательное обвинение Калиновского, и наказание для него будет чисто символическим. На то есть основания. Удивительным является то, что казалось бы — при наступивших новых временах и переменах в правоохранительных органах нам не сообщается об предъявленных обвинениях немалому количеству «правоохранителей и экспертов» которые в свое время «нехило» накосили бабла на этом резонансном деле. Ведь отмазывали Калиновского от ответственности все кому не лень. Дело то с точки зрения заработка было очень жирное. А фигурантов вокруг этого уголовного дела и дел с ним взаимосвязанных настолько много, что подробный  рассказ потянул бы на целый детективный роман, поэтому в данном материале будем цитировать только ключевые сюжетные линии этого дела.

Цитирую из архивов:

«Прокуратура Киева неоднократно пыталась закрыть дело под разными предлогами. Так, один из следователей по особо важным делам киевской прокуратуры Ищенко пояснял попытку закрытия дела «элегантно» просто — на основании ст. 6 п. 2 УПК Украины,  в связи с тем, что в действиях Калиновского Сергея Зиновьевича нет состава преступления. Письмо с уведомлением о закрытии дела получила Лариса – вдова погибшего в ДТП прапорщика внутренних войск Владимира Куликовского. И если бы не общественный резонанс, а также настойчивость журналистов, то дело Калиновского окончательно бы похерили. Хотя думать, что дело только в общественном мнении и докучливости журналюг, весьма наивно.

Банальная версия произошедшего, и она же самая реальная, – это то, что еще просто-напросто не всем «надзидающим и контролирующим» занесли бабло. Клиенты-то «жирные». Почему бы еще не подоить его горячо любящую мамашу, пока есть такая возможность? Тем более сейчас, когда у Марии Владимировны Калиновской, после неудачных попыток развести экс-мужа Дмитрия Фирташа на отступные, сынок остался единственной отрадой. И этим фактом «надзидающие и контролирующие» могут пользоваться бесконечно долго, закрывая и вновь открывая дело, разводя мамашу и кивая на вышестоящие инстанции — дескать, «мы-то «за», да вот сверху решили по-иному». И развод этот может продолжаться до бесконечности, пока у Калиновской есть деньги и желание отмазать своего сыночка. Гарантий решения вопроса не может дать никто, в том числе и непосредственные процессуальные фигуры, ведущие следствие, о чем наглядно было продемонстрировано быстрым решением о возобновлении уголовного дела.

Когда постановление следователя стало достоянием общественности, на официальном сайте прокуратуры Киева появилось сообщение для прессы, из которого следует, что Ищенко решил закрыть дело не просто так, а на основании очередной автотехнической экспертизы, проведенной дополнительно. Где и когда ее делали, каковы результаты, пресс-служба умалчивает.

Цитируем: 

Прес-служба прокуратури міста Києва 22 вересня 2008

Зважаючи на численні повідомлення у засобах масової інформації про закриття кримінальної справи стосовно Сергія Калиновського, прес-служба прокуратури міста Києва заявляє. Органом досудового слідства за наслідками проведеної додаткової автотехнічної експертизи приймалося рішення про закриття кримінальної справи за обвинуваченням Калиновського С. Однак, за результатами вивчення прокуратурою столиці законності прийняття цього рішення 17 вересня 2008 року постанова про закриття кримінальної справи була скасована, як така, що прийнята передчасно та необґрунтовано. На даний час досудове слідство у справі триває. Обвинувачений знаходиться у розшуку.

На важности экспертиз в этом ДТП мы намеренно заостряем внимание. Далее  цитируем «Газету по-киевски»:

Экспертизу «БМВ» Калиновского делали по учебнику 1893 года

Как известно, по делу Калиновского ранее уже проводились две автотехнические экспертизы: одна в Киевском НИИ судебных экспертиз, другая в Харькове – специалистами Харьковского национального автодорожного университета. Столичные эксперты Гутник и Байков 16 июля 2007 года составили заключение, что «БМВ» Калиновского в момент столкновения с машиной прапорщика ехал с мизерной скоростью, всего 55 – 60 км/ч. Как раз то, что и нужно было для оправдания «мажора».

Однако в МВД этим выводам явно не поверили. Сам тогдашний замминистра Боднар через два дня – 18 июля – направил письмо на имя ректора Харьковского автодорожного вуза с просьбой проверить выводы сотрудников Киевского НИИ. «Газета…» связалась с экспертом, который проводил проверку.

– Замминистра просил нас дать рецензию на заключение сотрудников Киевского НИИ, и во время проверки выяснились довольно странные вещи, – вспоминает Алексей Сараев, доцент кафедры автомобилей ХАДУ, кандидат технических наук. – Когда проводится автотехническая экспертиза, принято использовать литературу по автомобилям. Киевские коллеги почему-то взяли коэффициент трения из строительного справочника 1893 года, когда зубило трется о камень.

Я написал в своих выводах, что такие данные использовать, мягко говоря, неприемлемо. По нашим выводам, скорость авто в момент столкновения с бордюром была 90 км/ч, а с машиной «ВАЗ» – 71 км/ч. Однако это самый что ни на есть минимум. Ведь в литературе нигде нет данных, каков коэффициент трения автомобиля «БМВ», когда он скользит, лежа на крыше. Поэтому мы настоятельно рекомендовали провести эксперимент – взять автомобиль и воспроизвести эту ситуацию с ДТП. Только тогда можно будет судить, какова была реальная скорость.

Как оказалось… За закрытие дела об «обычном» ДТП нужно выложить $20 тыс.

Источники «Газеты…» в МВД говорят, что в делах о ДТП экспертиза решает все. Даже если в аварии есть погибшие, а эксперты, скажем, сделали вывод, что перед столкновением на дороге появилось какое-то препятствие или автомобиль был неисправен, то обвиняемого запросто могут оправдать. Даже если он сбежал, дело могут закрыть на основании положительных результатов экспертиз. А потом уже следователь решает, что с ним делать за нарушение подписки и уклонение от расследования.

Если в деле есть результаты нескольких экспертиз, как это было с Калиновским, то назначают третью – комиссионную экспертизу, и ее выводы берут за основу. Вероятно, по Калиновскому тайком провели комиссионную экспертизу, результаты которой сыграли ему на руку. На этом основании следователь Ищенко и пробовал закрыть дело. Люди, занимающиеся расследованиями ДТП, утверждают, что если в аварии есть жертвы, но общественного резонанса удалось избежать, то спасти виновника могут только эксперты. «Нужные» выводы в простом деле будут стоить около $20 тыс. В громких авариях прогнозировать суммы никто не берется – здесь счет идет уже не на десятки тысяч долларов, и без связей ничего не делается.

Бабло, связи, экспертизы и друзья семьи…

Для того чтобы понять, как шел и как продолжает идти процесс «отмазывания» Калиновского, необходимо вспомнить и о другом резонансном деле семьи Марии Калиновской – это ее история с неудавшейся попыткой получить через судебные иски деньги с Дмитрия Фирташа. Интерес представляют персоны, занимающиеся данными делами, и их методы достижения целей. Хотя судебная эпопея по этому делу закончилась еще 22 января 2008 года решением Верховного суда Украины, в котором суд отказал Марии Фирташ в признании недействительным заключенного между бывшими супругами договора о разделе совместного имущества при разводе, прогнозировать его решение, не случись бы эта история с аварией, было бы гораздо труднее. Аргументируем.

Мария Фирташ план судебных разборок с Дмитрием Фирташем, скрывшим свое участие во владении миллиардными активами, обозленная за его «кидок» или же просто пожелавшая путем судебного шантажа увеличить свое благосостояние, начала осуществлять еще с начала 2007 года. В круг друзей ее «семьи» на то время вошел адвокат, Дмитрий Чернявский, который с радостью согласился заняться таким привлекательным и профильным для него судебным процессом. Чернявский до этого работал с ее сыном Александром, поэтому получил хорошую рекомендацию для ведения дел. Более подробно о Чернявском можно прочитать здесь — (Дмитрий Чернявский – талантливый мошенник, зять Боголюбова, Дмитрий Чернявский. Тройное гражданство и скандал с НСК «Олимпийский»)

Марией Фирташ по разработанному с помощью Дмитрия Чернявского плану еще весной 2007 года были поданы иски (в Соломенский суд, как основной иск, и в Печерский, как страховочный) о признании недействительным заключенного между бывшими супругами договора о разделе совместного имущества при разводе. В Соломенском суде дело приняла к рассмотрению судья Олеся Ситайло (прозвище «Кубик» вследствие любви к Мерседесу «Гелендваген«), которая ранее уже принимала решение о разводе Фирташа и Марии Калиновской. По нашей информации, первоначальная цена вопроса составляла шестьдесят тысяч у.е. Однако после того, как судья Ситайло внимательно изучила дело и поняла его «перспективность», цена для Калиновской-Фирташ была умножена в два раза.

И все было бы в итоге «хорошо», и вынесла бы она решение в пользу Марии Калиновской-Фирташ, если бы на последнее заседание в суд не явились представители юридической фирмы «Юрис и партнеры» с доверенностью от Дмитрия Фирташа. Дело приняло иной оборот – и Олеся Ситайло меняет свое решение в связи с «возникшими обстоятельствами» в пользу ответчика — т.е. Д. Фирташа.

Что случилось? У М. Фирташ через Дмитрия Чернявского с судьей была договоренность о рассмотрении дела без уведомления стороны ответчика (но, как стало известно, уведомление все-таки было на один из адресов в Киеве, где ранее был зарегистрирован г-н Фирташ, будучи еще никому неизвестным), и все шло тихо-спокойно в процессуальных рамках. Судья готова была «по-быстрому» рассмотреть дело, вынести решение, а М. Фирташ, получив данное решение, смогла бы призвать к ответу своего бывшего мужа, с которым она так и не поделила деньги при разводе. Однако, как оказалось, судье очень настойчиво звонили из разных инстанций, в том числе и из Министерства юстиции.

Также в процесс вмешался «уважаемый человек», ныне министр юстиции Н. Онищук, и его контора «Юрис и партнеры», бросившиеся на защиту своего клиента Д. Фирташа, который за все это время ни разу не вышел из тени и никоим образом не комментировал происходящее. Олесе Ситайло были приведены «веские аргументы» не принимать решение по этому делу, ибо последствия для нее были обещаны самые плачевные, поэтому она не стала рисковать своей карьерой, и иск Марии Фирташ-Калиновской был отклонен. Такая же учесть постигла и иск в Печерском суде, за который было заплачено порядка 20 тысяч у.е.

30 мая 2007 года происходит трагедия на бульваре Шевченко. Мария Фирташ-Калиновская подключает все возможные ресурсы для спасения своего сынка. Дело для нее осложняется как послужным списком «приключений» Сергея Калиновского, так и тем, что Дмитрий Фирташ, находящийся под угрозой лишения половины имущества, предпринимает активные шаги по нейтрализации семьи Калиновских. Подконтрольные ему СМИ начинают активно изобличать «геройство» мажора, делу придают широкую огласку – общество возмущено и требует возмездия. Кроме того, близкие к Фирташу «силовики» берут под контроль дело Калиновского, и следствие начинает идти полным ходом. Команда же адвоката Чернявского предпринимает контрмеры. Как технического, так и информационного плана.

29918

Так, после аварии машина Калиновского БМВ М6 была транспортирована на охраняемую стоянку ГАИ Украины. Для создания в будущем прочного «алиби» были наняты люди, которые ночью проникли на стоянку (спустя 3 дня после катастрофы) и перерезали тормозные шланги автомобиля. Кроме того, в дополнение к перерезанным тормозным шлангам был снят с БМВ М6 бортовой компьютер (в простонародье – «мозги»), дабы впоследствии техническая экспертиза не смогла установить реальную скорость автомобиля.

В информационном плане людьми Чернявского предпринимались попытки за деньги блокировать СМИ на предмет публикаций о произошедшей катастрофе. Однако когда информационный вал уже было невозможно сдерживать, группа Чернявского стала тиражировать статьи о «намеренном повреждении элементов тормозной системы неустановленными лицами…(http://www.from-ua.com/crime/e2bb1567fb668.html)» — под заранее срезанные тормозные шланги.

Заметим, что в кругу «семьи» Марии Фирташ-Калиновской также имелись люди в силовых структурах, которые наперебой на денежной основе предлагали свою «помощь». Однако их усилий было явно мало для сдерживания «законной» деятельности МВД, так как дело на постоянный контроль принял первый заместитель МВД Корниенко – близкий к группе Дмитрия Фирташа – Юрия Бойко. В связи с этим «отжатие вопроса» по Сергею Калиновскому стало для семьи Калиновских катастрофически «накладным», поэтому ими было принято решение о безусловной «эвакуации» Сергея из Украины до «лучших» времен.

Следует добавить, что ДТП произошло в «неудачное время» для Калиновских в контексте суда с Дмитрием Фирташем, т.к. в июне-июле М. Фирташ должна была отправиться в Австрию для подачи иска в местный суд, по которому должен был бы произойти арест австрийских активов Д. Фирташа. Однако происшедшее ДТП и внимание СМИ к семье Калиновских привело к тому что, М. Фирташ в австрийском посольстве отказали в визе.

В процессе отмазывания Сергея Калиновского интересным представляется еще один малоизвестный факт. Это принадлежность к кругу «семьи» Марии Фирташ-Калиновской ректора и его коллег из Национального транспортного Университета Украины, которые и консультировали адвокатов Калиновского по «правильному» решению вопросов с ДТП. Отсюда и работа команды Дмитрия Чернявского по перерезанным тормозным шлангам, а также «неожиданные» автотехнические экспертизы. Отсюда и подсказка для прокуратуры и МВД, в каком направлении нужно действовать и кого проверять на законность первой экспертизы и той третьей – «комиссионной», на основе которой следователь по особо важным делам киевской прокуратуры Ищенко принял решение о закрытии дела. Но это так, к слову…

Ведь исходя из того, что в этом деле работники МВД, прокуратуры и суда выступают всего лишь как «доильщики» Марии Фирташ-Калиновской, на торжество закона рассчитывать не приходится. Тому пример – судьба судьи Ирины Усатовой из Соломенского суда, «боровшейся» за «справедливость» в интересах Марии Владимировны.

Несмотря на заказные решения в пользу истца, впоследствии отмененные Верховным судом Украины, и постановления Апелляционного суда, в которых говорилось о том, что «судья Усатова И. А. безответственно относится к выполнению обязанностей судьи, игнорирует требования закона при совершении правосудия», сия госпожа себя до сих пор хорошо чувствует на своем же месте. А ее хорошее самочувствие определяется и «благодарностью» от Марии Фирташ-Калиновской, исчисляемой в сумме пары сотен тысяч у.е….

P.S.

Мы достоверно не знаем, какие экспертизы, и какие доказательства сейчас фигурируют в уголовном деле Калиновского. Достаточно ли их будет для признания его виновным? Скорее всего — нет. И позиция Калиновского — тому подтверждение. Потраченные средства семьи Калиновского сыграют свое дело. Главное в этой истории другое – для того чтобы поставить точку нужна уголовная ответственность и для всех тех лиц которые его покрывали. Тогда можно будет говорить хоть о какой-то справедливости. Но реалии жизни говорят, увы, о другом. 

Андрей Волкогонский, специально для «ГПУ»

Share




    © 2005-2014 «Гражданская прокуратура Украины»

    Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.prokuratura.org.ua и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла. Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки.

    Контакт: [email protected]

    >